Четверг , 23 Ноябрь 2017

Home » Библиотека КаравайNEWS » Сергей Орешкин из Петрова Вала. Светлая память

Сергей Орешкин из Петрова Вала. Светлая память

Сергей Орешкин -зарифмованная душа

Сергей Орешкин — зарифмованная душа

Поэты не умирают. Зайдя на сервер современной поэзии Стихи. ру в кабинет талантливого автора Сергея Орешкина из Петров Вала, я лишний раз удостоверилась в этом. 14 декабря 2014 года Сергея не стало. Ему было 66 лет.

А 17 декабря 2014 года Орешкину пришел очередной комментарий на его стихотворение «Мне нравится испанский вариант». Словами Александра Полежаева читательница написала: «Что будет с памятью поэта? Мундир? не может быть… Грехи? Они оброк иного света… Стихи, друзья мои, стихи…»

Да, стихи остаются и живут после смерти их авторов. А может сами они живут в своих простых или замысловатых рифмах? Суть не в этом. Главное – жизнь продолжается!

Я не имела счастья быть лично знакомой с Сергеем Орешкиным. Хотя — оба пишущие, присутствовали на одних и тех же поэтических вечерах (Камышин и Петров Вал расположены совсем рядышком), возможно даже сидели на соседних стульях, но так и не познакомились! Это неправильно, но так бывает.

Ниспровергатель и романтик

Сергей Орешкин жил в степном городке Петров Вал Камышинского района Волгоградской области. Этот, рожденный Сталинградскими событиями 1942 года населенный пункт, стал для Орешкина второй родиной. Он прожил в нем 40 лет из отпущенных ему 66-ти.

Первая, где пришел в этот мир и ползунком запомнил все трещины полов отцовского дома, осталась на нижегородщине. На Стихи. ру он особо выделял своих  горьковчан.

Романтик, искатель, ниспровергатель, уверенный в своих силах и просто хороший человек, — так вспоминают о нем друзья и добавляют: «Как прав был Орешкин в своем мироощущении! Как они совпадают с нашими мыслями!»

В вышедшем, как оказалось, «напоследок», весьма скромным тиражом (поэты глубинки – сами себе спонсоры) сборнике «Зарифмованная душа», — все о России, о нас, живущих в ней и отвечающих за неё перед потомками. Но мы немного поговорим о книжице, вдруг доведется почитать?

 «Выжать рифму из вранья не могу, не смею»

В заголовок я вынесла слова из стихотворения Сергея Орешкина. Все верно, этот скромный, стесняющийся пышного внимания человек, действительно не мог написать ни строчки вопреки своему внутреннему восприятию бытия. Это подтверждает, развивая тему, друг и ровесник рано ушедшего поэта, Константин Евдокимов:

- Сейчас школьники познают прошлое на основе 15 вариантов учебников по истории России. Для старших поколений, в частности того, к которому принадлежим мы с Сергеем, это непривычно и диковато: мы росли во времена четких формулировок, ясных понятий.

А ведь историки — живые люди со своими интересами и пристрастиями и потому практически всегда необъективны. Другое дело, люди искусства — художники, писатели, поэты. Они по определению не могут лгать: если сфальшивят — произведение не дойдет до души аудитории, оно просто не запомнится. Сергей считал:

Если брат идет на брата,

Если дети – на отца

Правых нет и виноватых …

есть мишени для свинца …

brat

 

Это толкование истории поэтом Орешкиным, кажется, вечным. Художники слова живут чувством, и поэтому им особенно веришь.

- Владимир Высоцкий надрывно пел: «Парус! Порвали парус! Каюсь, каюсь, каюсь…». Да, в 1917 году порвали большой кусок истории. Так до сих пор и дрейфуем под рваными парусами, — продолжил делиться своими мыслями Евдокимов.

Конец двадцатого века ознаменовался очередными реформами в России, распадом великой державы, пересмотром всей системы ценностей поколений, глубоким кризисом нравственности, который продолжается и конца которому пока не видно. Сергей Орешкин об этом времени сказал в 1995 году так:

От того, знать, у Божьей двери

Я стыжусь своего лица,

Что позволил себе верить

 В безнаказанность подлеца.

Вспоминая о молодости, Орешкин не избегал ностальгии, писал:

Растет пятиэтажка!

Растет пятиэтажка!

Вовсе были не тесны

Те хрущевские каморки,

Где хранились до весны

Мандариновые корки.

Сергей, прежде всего, быд гражданином своей страны. Его патриотизм выражался в единственно возможной, на взгляд его друга и миллионов других людей, форме – стремлении сохранить себя как Человека.

Получили квартиру! Позвали соседей и коллег на новоселье.

Получили квартиру! Позвали соседей и коллег на новоселье.

Он считал, что очень важно уберечь от смерти свою Душу, устоять против навязывания нам чуждых ценностей в виде безудержного потребления, толерантности с её размыванием границ между Добром и Злом:

Я разлюбил крутые виражи

Не потому, что стар или менжую

Теперь я знаю – если ставишь жизнь

Поставь свою, но никогда –чужую.

 А у нас как-то больше принято «швыряться» народными жизнями. Сергей Орешкин в своих стихах без пафоса, весомо и зримо расставлял опорные точки в жизненных ситуациях, помогал ногам человеческим нащупать твердую почву, чтобы устоять в этом вихре несущегося бытия.

Читаешь его стихи и проникаешься ощущением уверенности и надежности, что в совокупности зовется запасом прочности. Мне, инженеру, близко это понятие. Думаю, читатели, прощаясь с Орешкиным (но не его стихами) согласятся с очень скромными его словами: «Все же поэты — не последние люди на Земле». – подвел черту под воспоминаниями Константин Евдокимов.

В ответ на эти теплые слова об ушедшем друге и его творчестве, скажу: на Стихи. ру наверняка появятся новые отклики-послания – свой кабинет Сергей Орешкин так и не закрыл. Только вот не прибавится в нем новых стихов, и не ответит на очередной комментарий благодарный автор. И это очень-очень горько.

Сергей Орешкин из Петрова Вала. Светлая память Reviewed by on . [caption id="attachment_8065" align="alignleft" width="600"] Сергей Орешкин - зарифмованная душа[/caption] Поэты не умирают. Зайдя на сервер современной поэзии [caption id="attachment_8065" align="alignleft" width="600"] Сергей Орешкин - зарифмованная душа[/caption] Поэты не умирают. Зайдя на сервер современной поэзии Rating: 0

Comments (1)

Leave a Comment

scroll to top